September 1st, 2014

Умолчание Беслана

10-летие одного из самых страшных терактов в России – захват 1200 заложников во время линейки в бесланской школе 1 сентября – не стало днем скорби национального масштаба, как стала таковой, к примеру, дата 11 сентября в США. Чем меньше напоминаний о трагедии, тем больше россиян, фиксируют социологи, считают, что российские власти и спецслужбы сделали тогда все возможное для спасения заложников.
<...>
Почему в России решили отказаться от общенациональных мемориальных мероприятий в 10-летие трагедии, доподлинно неизвестно. Возможно, на фоне конфликта на юго-востоке Украины про эту годовщину просто забыли те, кто отвечает за подобные мероприятия. Или показалось нецелесообразным поднимать эту неудобную тему в разгар неоднозначной войны. Или же теперь это общее официальное отношение к любой трагедии: сделать все, чтобы сгладить о ней воспоминания, чтобы от нее осталась только история, а еще лучше — ее официальная версия. Чтобы граждане как можно скорее забыли и о Беслане, и о взрывах домов в Москве, и о трагедии на мюзикле «Норд-Ост», и о терактах в Волгограде, и о многих других жертвах терактов и аварий.

Но задача государства и всех его программ по патриотическому воспитанию как раз в том и состоит, чтобы напоминать гражданам о необходимости сострадания, о разных временах и самых страшных событиях, которые по сути и есть скрепы, объединяющие нацию.

Хотя, возможно, в эпоху агрессии и нетерпимости, с точки зрения государства, сегодня совсем не время ни для вопросов, ни для сострадания.

Полностью тут.

От себя: автор статьи зря недоумевает. А о жертвах каких терактов или катастроф в России помнят? "Курска"? "Норд-Оста"? Буддёновска? Каких-то других? Как насчёт пострадавших от аварии в Чернобыле?

Впрочем, все вопросы отпадут, если вспомнить, что теперь у нас людей закапывают как падаль, без имени, а их родственников заставляют молчать или вообще говорить, что их родные живы. Такого цинизма и подлости не было никогда: ни при царях, ни в СССР, ни в 90-е. Даже когда советские лидеры запрещали писать "погиб в Афганистане" на могилах, они хотя бы разрешили использовать эвфемизм "погиб при выполнении интернационального долга". Ибо все знали, где советская армия выполняет этот самый долг. И уж никому в КГБ и КПСС тогда в голову не пришло, что надо запретить писать имя человека на могиле. "Лихие 90-е" говорите? Это когда премьер-министр, у которого, кстати, вилл и дач за границей не было, ради спасения заложников готов был договариваться и с террористами? Или когда за десятитысячный гонорар за ненапечатанную книжку слетели со своих постов вице-премьеры? У них, опять-таки, недвижимости за рубежом не наблюдается. Тут впору вспомнить известный анекдот "хочу в советский союз!"