Tags: но нам сочувствие даётся

Умер Стивен Хокинг...

RIP.

Можно заменить Путина, Трампа, можно даже заменить одну страну другой, но такого человека заменить нельзя. Есть, есть незаменимые люди--и в этом и состоит надежда человечества.

Казус Шурыгиной.

Оказывается, я упустил одно событие в российской общественной жизни, которое, как выясняется, активно обсуждалось и будет обсуждаться. Это случай, который произошёл с Дианой Шурыгиной. Насколько я понимаю, она обвинила молодого человека в изнасиловании, он получил за это срок, а теперь вся страна обсуждает, кто тут виноват. У меня один вопрос: а что тут обсуждать? Если по суду было доказано, что имело место насилие, то неважно, сколько было у женщины до этого мужчин, какой длины у неё была юбка, сколько она выпила и как флиртовала. Вина за насилие лежит на насильнике всегда. Без исключений.

Я больше скажу. Согласие на секс можно отменить даже в процессе самого секса. Но, боюсь, эта мысль дорогими россиянами вообще не может быть воспринята...

Ещё одна статья с весьма характерной интонацией.

В словах Пескова Государство окончательно оформилось как некий субъект со своей волей, своими деньгами и своими намерениями.

У него это Государство имеет свой карман, из которого оно и платит, также оно «обозначает тему», говорит, считает, а чиновники в этом случае Государство обслуживают, действуя в его, Государства, интересах. Государство, таким образом, является неким главным авторитетом, носителем абсолютного знания, в сущности, Верховным божеством, а чиновники — его оракулами.

Художник в этой концепции перестает быть самостоятельной силой. Он, в сущности, как таковой и не нужен, потому что истина уже есть, ее знает Государство, и в лице своих пророков-чиновников способно само сообщить гражданам. Донести суть, так сказать.
<...>
С другой стороны, на защиту Райкина встали коллеги по цеху. Многие готовы подписать под гипнотическими словами Звягинцева: «Власть обязана пестовать гений, поощрять свободный поиск талантливых представителей народа, потому что именно так тело народа осознает себя, взрослеет, совершенствуется, просвещается вместе с этими прозрениями, порой ранящими публику, порой обескураживающими ее, но всегда создающими то напряжение смыслов, которое и необходимо как вода в пустыне душе и разуму зрителя, читателя, слушателя».

В эту ловушку попадают многие честные художники. Игнорируя тот факт, что в основном зрители и читатели вовсе не так уж жаждут «напряжения смыслов». Многие из них и вовсе не желают ни взрослеть, ни совершенствоваться, как показывает практика. А значит, власть должна навязывать им это насильно? Вместо божественного Государства с его чиновниками появляется идеальная и мудрая Власть в окружении художников, знающих, что полезно ее народу?

Мне одной кажется, что это изнанка того же знамени? Что слова разные, а суть, в общем, одна?

Полностью тут.

Невольно передразнивая автора статьи, хочу спросить: "Мне одному кажется, что это очередная попытка стереть грань между насильником и жертвой, между добром и злом, если угодно?"

Как раз позиция Пескова и есть навязывание властями того, что годно и полезно народу. И Песков как раз уверен, что Путин--это и есть идеальная и мудрая власть. Вряд ли бы иначе он так убеждённо говорил о том, что государство (читай власть и Путин лично) должно "обозначать тему" и указывать, что можно показывать, а что--нет. Звягинцев сказал именно о свободном поиске талантов, когда с одной стороны есть Михалков с его православно-монархическим благолепием, государь-император, господа офицеры голубые князья и всякая подобная архаическая хрень, а с другой тот же Звягинцев или кто-то вроде Германа, те, кто ставит вопросы, обращённые в будущее, кто не осуждает и не превозносит. И то и другое может быть сделано талантливо. И пусть будет сделано.

Ну и под конец хочу привести цитату.
"Моральные ценности не продаются, Банев. Их можно разрушить, купить их нельзя. Каждая данная моральная ценность нужна только одной стороне, красть или покупать ее не имеет смысла. Господин президент воображает, что купил живописца Р. Квадригу. Это ошибка. Он купил халтурщика Р. Квадригу, а живописец протек у него между пальцами и умер. А мы не хотим, чтобы писатель Банев протек между чьими-то пальцами, пусть даже нашими, и умер. Нам нужны художники, а не пропагандисты."